— Ну-ну. Крутая тачка — это еще не всё.
Клэр отвернулась и махнула рукой следующему клиенту, дав понять, что скоро подойдет.
— Талант и правильный подход — вот залог успеха. Публика любит загадочных персонажей. Особенно мужики. Может, все-таки попробуешь?
Оникс усмехнулась.
— Мужики любят вообще всё, что можно трахнуть.
— Но загадочное — особенно.
 Читать далее...   


— Отдай часть этой силы мне, дален, — одной рукой он крепко сжал ладонь, вторую прижал к тыльной ее стороне.
Насколько эта задача тебе по силам, Ужасный Волк? Не убить ее, не убить себя, не убить всех вокруг. Остановить то, что ты пустил на самотек, доверившись кучке фанатиков. Поделом. В следующий раз подумаешь трижды, прежде чем совершать подобную глупость. Конечно, если следующий раз наступит.
— Осторожно... — повторил Солас вслух, перебивая поток самоуничижительных мыслей. В такие моменты он бы с удовольствием уверовал бы в Создателя и молил бы его, чтобы все получилось. Но, — какая ирония! — единственным "создателем" этого мира был он сам.
 Читать далее...   


— Не гарцуйте, пастушки, — примиряюще-лениво бросил Майка. — Эй, — он махнул рукой на Марстона, — чернявый, скажи своему недоверчивому дружку, что я согласен вас подождать у того старого ветряка. И что я не люблю параноиков и психов. А кого больше — еще не решил.
Джон фыркнул. Артур не издал ни звука. Наверное, Майке всё же стоило быть благодарным, что они втроём находились в салуне, а салун, в свою очередь, был всего в одной улице от офиса шерифа. Так что Белл отделался единственным упреждающим толчком в плечо и кратковременным, но всё же вопиющим нарушением личного пространства.
— Так реши, кого ты любишь больше, — тихо прорычал Морган ему в лицо, — чтобы успеть привыкнуть к новому себе до того, как выяснишь, что среди нас есть ещё и убийцы.
На лице Марстона появилась почти незаметная довольная улыбка. Он кивнул Майке с максимально серьезным видом и, стараясь опередить любую возможность назревшего конфликта, ответил:
— Я обязательно ему передам. А теперь пойдем отсюда.
 Читать далее...   


Смерть. Её приближение, словно холодный душ, выбило из Оды жар прежней спеси. Его заносчивость, его чванливое и снисходительное спокойствие куда-то улетучивались, покидали тело. Пробоины в его защите сочились алой жидкостью. На краю его интерфейса плаксиво надрывалось, то увеличиваясь в размере, то уменьшаясь, оповещение о кровопотере. Давление падало, разгоняющий кровь хромированный насос из последних сил пытался насытить клетки повреждённого тела кислородом. Приложив усилие, сфокусировав взгляд, он посмотрел на своего врага уже не через экран маски, а собственными, цвета утреннего неба, глазами.
— Ты не тронешь её, — жадными глотками хватая воздух, процедил Ода сквозь зубы, — Я тебе не позволю!
 Читать далее...   

Каст Dragon Age ищет соратников!

Лилит ищет каст Borderlands!

Администрация Neutral Zone будет рада видеть персонажей Destiny!

Администрация Neutral Zone будет очень рада касту FarCry!

Neutral Zone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Neutral Zone » The Hero's Journey » Jinjou ni shoubu! :: Cyberpunk 2077


Jinjou ni shoubu! :: Cyberpunk 2077

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

[html]

<table class="episodename" id="episodename" style="border-collapse:collapse;">
<tr>
<td class="episodesell" id="episodesell" style="text-shadow: 4px 4px 27px 9px rgba(247, 239, 15, 1);">
Ji<div class="letter" id="letter">n</div>jo
<div class="letter2" id="letter2">u </div>ni 
<div class="letter3" id="letter3">s</div>h
<div class="letter4" id="letter4">o</div>u
<div class="letter5" id="letter5">b</div>u!
</td>
</tr>
</table>

<div class="merzkotable" id="merzkotable">
<div class="tablefuck" id="tablefuck" style=""> <table class="imgomg">
<tbody>
    <tr>
    <td colspan="2" style="height: 150px !important; backdrop-filter: blur(0px) !important; background: transparent !important;"></td>
    </tr>
    <tr style="height: 20px; width: 50%;">
    <td>Участники:</td>
    <td>НАЙТ-СИТИ, 2077 год</td>
    </tr>
    <tr style="height: 20px; width: 50%;">
    <td><b>V</b> and <b>Johnny Silverhand</b> vs. <b>Sandayu Oda</b></td>
    <td>
</td>
    </tr>
    <tr>
    <td colspan="2" style=""><p align="center">Let's have an honourable showdown!</p>  </td>
    </tr>
</tbody>
</table>
</div>
</div>

<style>
.episodename {display: inline-block;position: inherit;height: 35px !important;text-shadow: 0 0 5px #fff, 0 0 10px #fff, 0 0 15px #fff, 0 0 20px #fffc18, 0 0 30px #fffa18, 0 0 40px #dbff18, 0 0 55px #fff118, 0 0 75px #faff18, 2px 2px 2px rgb(206 89 55 / 1%);font-family: Stenciliqo !important; font-size: 35px; color: #fffee7;}

.episodesell {
display: flex;position: absolute;
    background: url(https://media.discordapp.net/attachment … vkpm_1.png) no-repeat; /* Это задник мигающего названия, нужна png-картинка подходящего размера */
width: 430px;height: 50px;clip-path: polygon(0 0, 91% 0, 100% 100%, 0% 100%);align-content: flex-end;justify-content: center;align-items: flex-end;}

.letter{
display: inline-block;
animation:letter 7s linear infinite;}
@keyframes letter{0%{opacity:0}10%{opacity:0;text-shadow:none}10.1%{opacity:1;text-shadow: 0 0 5px #fff, 0 0 10px #fff, 0 0 15px #fff, 0 0 20px #fffc18, 0 0 30px #fffa18, 0 0 40px #dbff18, 0 0 55px #fff118, 0 0 75px #faff18, 2px 2px 2px rgb(206 89 55 / 1%)}10.2%{opacity:0;text-shadow:none}20%{opacity:0;text-shadow:none}20.1%{opacity:1;text-shadow: 0 0 5px #fff, 0 0 10px #fff, 0 0 15px #fff, 0 0 20px #fffc18, 0 0 30px #fffa18, 0 0 40px #dbff18, 0 0 55px #fff118, 0 0 75px #faff18, 2px 2px 2px rgb(206 89 55 / 1%)}20.6%{opacity:0;text-shadow:none}30%{opacity:0;text-shadow:none}30.1%{opacity:1;text-shadow: 0 0 5px #fff, 0 0 10px #fff, 0 0 15px #fff, 0 0 20px #fffc18, 0 0 30px #fffa18, 0 0 40px #dbff18, 0 0 55px #fff118, 0 0 75px #faff18, 2px 2px 2px rgb(206 89 55 / 1%)}30.5%{opacity:1;text-shadow: 0 0 5px #fff, 0 0 10px #fff, 0 0 15px #fff, 0 0 20px #fffc18, 0 0 30px #fffa18, 0 0 40px #dbff18, 0 0 55px #fff118, 0 0 75px #faff18, 2px 2px 2px rgb(206 89 55 / 1%)}30.6%{opacity:0;text-shadow:none}45%{opacity:0;text-shadow:none}45.1%{opacity:1;text-shadow: 0 0 5px #fff, 0 0 10px #fff, 0 0 15px #fff, 0 0 20px #fffc18, 0 0 30px #fffa18, 0 0 40px #dbff18, 0 0 55px #fff118, 0 0 75px #faff18, 2px 2px 2px rgb(206 89 55 / 1%)}50%{opacity:1;text-shadow: 0 0 5px #fff, 0 0 10px #fff, 0 0 15px #fff, 0 0 20px #fffc18, 0 0 30px #fffa18, 0 0 40px #dbff18, 0 0 55px #fff118, 0 0 75px #faff18, 2px 2px 2px rgb(206 89 55 / 1%)}55%{opacity:1;text-shadow: 0 0 5px #fff, 0 0 10px #fff, 0 0 15px #fff, 0 0 20px #fffc18, 0 0 30px #fffa18, 0 0 40px #dbff18, 0 0 55px #fff118, 0 0 75px #faff18, 2px 2px 2px rgb(206 89 55 / 1%)}55.1%{opacity:0;text-shadow:none}57%{opacity:0;text-shadow:none}57.1%{opacity:1;text-shadow: 0 0 5px #fff, 0 0 10px #fff, 0 0 15px #fff, 0 0 20px #fffc18, 0 0 30px #fffa18, 0 0 40px #dbff18, 0 0 55px #fff118, 0 0 75px #faff18, 2px 2px 2px rgb(206 89 55 / 1%)}60%{opacity:1;text-shadow: 0 0 5px #fff, 0 0 10px #fff, 0 0 15px #fff, 0 0 20px #fffc18, 0 0 30px #fffa18, 0 0 40px #dbff18, 0 0 55px #fff118, 0 0 75px #faff18, 2px 2px 2px rgb(206 89 55 / 1%)}60.1%{opacity:0;text-shadow:none}65%{opacity:0;text-shadow:none}65.1%{opacity:1;text-shadow: 0 0 5px #fff, 0 0 10px #fff, 0 0 15px #fff, 0 0 20px #fffc18, 0 0 30px #fffa18, 0 0 40px #dbff18, 0 0 55px #fff118, 0 0 75px #faff18, 2px 2px 2px rgb(206 89 55 / 1%)}75%{opacity:1;text-shadow: 0 0 5px #fff, 0 0 10px #fff, 0 0 15px #fff, 0 0 20px #fffc18, 0 0 30px #fffa18, 0 0 40px #dbff18, 0 0 55px #fff118, 0 0 75px #faff18, 2px 2px 2px rgb(206 89 55 / 1%)}75.1%{opacity:0;text-shadow:none}77%{opacity:0;text-shadow:none}77.1%{opacity:1;text-shadow: 0 0 5px #fff, 0 0 10px #fff, 0 0 15px #fff, 0 0 20px #fffc18, 0 0 30px #fffa18, 0 0 40px #dbff18, 0 0 55px #fff118, 0 0 75px #faff18, 2px 2px 2px rgb(206 89 55 / 1%)}85%{opacity:1;text-shadow: 0 0 5px #fff, 0 0 10px #fff, 0 0 15px #fff, 0 0 20px #fffc18, 0 0 30px #fffa18, 0 0 40px #dbff18, 0 0 55px #fff118, 0 0 75px #faff18, 2px 2px 2px rgb(206 89 55 / 1%)}85.1%{opacity:0;text-shadow:none}86%{opacity:0;text-shadow:none}86.1%{opacity:1;text-shadow: 0 0 5px #fff, 0 0 10px #fff, 0 0 15px #fff, 0 0 20px #fffc18, 0 0 30px #fffa18, 0 0 40px #dbff18, 0 0 55px #fff118, 0 0 75px #faff18, 2px 2px 2px rgb(206 89 55 / 1%)}100%{opacity:1;text-shadow: 0 0 5px #fff, 0 0 10px #fff, 0 0 15px #fff, 0 0 20px #fffc18, 0 0 30px #fffa18, 0 0 40px #dbff18, 0 0 55px #fff118, 0 0 75px #faff18, 2px 2px 2px rgb(206 89 55 / 1%)}}
}

</style>
<style>
.letter2{display: inline-block;animation:letter 20s linear infinite}
.letter3{animation: letter 10s linear infinite}
.letter4{animation:letter 6s linear infinite}
.letter5{animation:letter 14s linear infinite}
</style>

<style>
.merzkotable {position: absolute;display: flex;align-content: center;align-items: flex-end;justify-content: space-evenly;flex-wrap: wrap;clip-path: polygon(4% 0%, 90% 0%, 99% 25%, 95% 110%, 76% 100%, 8% 100%, 0 81%, 0 10%);margin: 14px 0 0 0 !important;border-collapse:collapse;
background: url(https://media.discordapp.net/attachment … nknown.png) no-repeat; /* Это фон описания, простая jpg размером 634x213px. Размер не подгоняется, надо вручную. */
border: solid 0px;color: #f5ed54; width: 650px !important;height: 213px !important;padding: 0px 16px 5px 0px !important;}

.tablefuck {display: flex;position: relative;backdrop-filter: blur(4px);
    background: linear-gradient(180deg, rgba(0,0,0,0.7077205882352942) 0%, rgba(147,2,2,0.4332107843137255) 100%); /* Это градиент размытого поля, его можно заменить на другой подходящий по оттенкам. Градиент можно сгенерировать здесь https://cssgradient.io/ , только нужно добавить прозрачности при подборе цветов! */
    height: 100px; width: 618px;text-shadow: -1px -1px 1px rgb(255 255 255 / 0%), 1px 1px 1px #00456c;margin-left: -15px;font-family: 'Binaria' !important;font-size: 12px;flex-direction: row;align-content: flex-start;justify-content: center;align-items: flex-end;padding: 0px 0px 0px 16px;}</style>
[/html]












Спасибо за скрипт робобро!

Отредактировано -V- (2022-10-14 20:25:15)

+4

2

Гигантская сияющая платформа, занявшая почти всю ширину улицы, величественно плыла между зданиями - над перекинутыми над Канзаки стрит пешеходными мостами, над закрытыми и не работающими сейчас торговыми палатками Редвуда, над головами восторженных обывателей; в воздухе царила атмосфера праздника, где каждый словно даже затаил дыхание, лишь бы задержать это ощущение подольше. Весь лучший шмот, который только можно раздобыть в Найт-Сити, все топовые СМИ, вся первоклассная косметика, которой выдался отличный повод сверкнуть перед как можно большим количеством соседей по площадке. "Арасака" отлично знала публику, для которой устроила это представление. Хлеба и зрелищ, зрелищ и хлеба - привычки человечества не менялись тысячами лет, и ни длительные периоды благоденствия, ни разрушительные войны не могли этого хоть немного изменить. За сотни лет к этим двум желаниями добавился лишь новый хром. Поэтому общественным сознанием было так легко манипулировать - никто даже не задумывался над циничным символизмом всего творящегося сейчас на улицах Джапан-тауна.
Фестиваль Аратама-Мацури. Синтоистский ритуал, связывающий человека с божеством. Как пояснил Ви Такэмура, пока они вдвоем коротали время в ожидании начала фестиваля, многие подобные мероприятия давно утратили религиозный смысл, сохранив лишь карнавальные черты. В этом факте самом по себе не было ничего особенного: даже дикая примесь карикатурных, броских образов из чужих культур, использованных на параде, приуроченном памяти почившего Сабуро Арасаки, не вызвала у Горо такого яркого негодования, как его устроитель и заложенный им смысл. Ёринобу Арасака, убивший собственного отца, затеял этот безумно дорогостоящий фарс якобы для успокоения буйного духа Сабуро "аратама" - хотя на самом деле еще больше умышленно оскорблял его не только этим лицемерным шоу, но и местом проведения в Найт-Сити. Пожалуй, единственным, что было во всем этом настоящим и приносило облегчение - сердце их семьи и корпорации, младшая сестра Ханако, прибывшая сюда специально, чтобы произнести с платформы даси речь. Сердце, которое Горо Такэмура и позавчерашний корпорат, вчерашний вор и сегодняшний ходячий труп каким-то магически-чудесным волшебством, под взорами десятков тысяч зрителей и пары тысяч топовых охранников, в числе которых были Адам Смэшер и Сандаю Ода, собрались убедить выслушать их версию произошедшего в Компэки плаза.
Конечно же, раз плюнуть, ерунда, говно вопрос - Ви делал нечто эдакое каждый день. В самоубийственном плане Такэмуры не было прорех, кроме одной - похоже, Горо не боялся умереть, как только его выслушают и признают правоту; план Ви шел немного дальше, и конечным его пунктом было выживание. Забавно, но задумавшись именно об этом единственном аспекте, по-настоящему разделявшем сегодняшних вынужденных союзников из двух совершенно разных миров, Ви и произнес последние слова, прежде чем каждый должен был заняться своей частью дела: "наверное, мне далеко до тех высот, на которых обитаете вы, Горо, но раз ты пал до уровня, на котором мы с тобой можем говорить, отбрось свои доктрины и подумай вот о чем: Ёринобу по-прежнему уважает и боится своего умершего отца. Именно поэтому часть фестиваля, продиктованная этим страхом, действительно является искренней".
Искренней, как перчатка, брошенная в лицо. Впрочем, этого Ви уже озвучивать не стал. Единственное, ради чего он снял свою перчатку - это последнее крепкое рукопожатие перед заключением прочного союза - или началом будущей жестокой войны. Пока к последней предпосылок не было. Кроме... одной.
Коридор качнулся и поехал под ногами, когда реликвия решила засбоить, являя перед глазами соло подлагивающий образ Джонни Сильверхенда.
Тот привычно подпирал собой стену, пребывая в ожидании, которое стремилось превратиться в вечность, несмотря на достаточно явно очерченный дедлайн, тлеющий где-то впереди. Рокер перевел взгляд на Ви, словно только заметил его присутствие, и спустя один визуальный глитч оказался куда ближе, чем хотелось бы. На лице Сильверхенда поселилась озабоченность, покуда он разглядывал своего носителя.
- А ты так хорошо начал…
- Я в порядке…
- Мхм. Я вообще-то про снайпера. У арасачьего кэмпера так сочно хрустнула шея. Чего ты остановился? - Джонни даже склонился над соло, рухнувшим на одно колено. У него носом пошла кровь.
- Отъе6ись, Джонни.
У Ви ушло некоторое количество времени и усилий, чтобы, пошатываясь, вновь подняться на ноги.
- Сейчас не время. Они просто делают свою работу. Нет смысла их убивать.
- Полезешь через вентиляцию снова - пригибайся старательнее, - фыркнул Сильверхенд, явно не оценив великодушия. - А то нимбом зацепишься.
- Ты, наверное, забыл. Я тоже работал на “Арасаку”, - Ви утер кровь тыльной стороной ладони и уперся ей в стену, после чего сделал несколько нетвердых шагов, даже не подняв глаза на Сильверхенда. - То, что ты сидишь в моей башке, пока еще не сделало нас единомышленниками.
- А налет на Компэки-плаза ты, очевидно, совершил тоже из каких-то высших побуждений, из верности, скрытой за пологом опадающих лепестков сакуры, - Джонни прошелся мимо Ви, исчезая из его поля зрения, но не утихая в голове. -  Ви, ты на xую вертел “Арасаку” еще до меня! И сейчас не время для запоздалой корпоративной солидарности. Их работа, с которой они, к счастью, справились херово, заключается сегодня в том, чтобы делать большие дырки в головах таких, как ты. Хотя, тебя это вряд ли впечатлит. Мне начинает казаться, что ты к этому уже тупо привык.
“К тому, что у меня делают дырку в голове?”
Этот вопрос остался не заданным. Ви буквально вывалился на очередной крошечный балкон, с которого открывался переход в следующий коридор, и рухнул локтями на высокий поручень. Щепка с планом этажей и коммуникаций была больше не нужна. Нетраннер “Арасаки” был буквально в шаговой доступности. И тем не менее, этот шаг, скорее всего, дастся соло тяжелее предыдущих. Он пару раз вдохнул и замер.
- Ви?
- Послушай.
С платформы, остановившейся в том месте, которое было указано на плане, донеслись звуки ангельского пения. Ханако Арасака. Живая статуя, богиня, ныне облаченная в белый цвет смерти и почтившая своим присутствием скорбный низший мир. Такэмура был прав. Испытывать такую горечь и болеть настолько сильно может лишь живое сердце.
Джонни, словно в знак заведомого неодобрения, не спешил являть себя. А разорвав воображаемую реальность воспаленного сознания Ви голубыми росчерками помех, появился, оперевшись поясницей на поручень балкона, спиной к дочери Сабуро, скрестив руки.
- Красиво, - не то уточнил, не то небрежно бросил рокербой. - Хочешь, чтоб тебя так же отпевали? Зависнешь тут еще немного, и будут.
- Не все ангелы носят нимбы, Джонни. И не у всех козлов есть рога, - Ви кивнул на Сильверхенда, однако прежде, чем тот успел бы возмутиться, добавил, - это пение сирены. Не нужно видеть крылья или чешую, чтобы знать, кто настоящий враг. 
- Вот что бывает, когда “гайдзин” слишком долго варится в бульоне мисо, - протянул Сильверхенд. - И ты еще жаловался на загадочные сообщения Такэмуры. Завязывай с этой образностью.
Ви пожал плечами.
- Кормлю тебя твоим же блюдом. Так что сделай одолжение и прекрати трахать меня в мозг хотя бы временно, - он повернул голову, чтобы посмотреть в лишенные живого блеска и оттого казавшиеся искусственными темные глаза конструкта. - Мне не обязательно всех убивать, чтобы достигнуть своей цели.
- Ты уверен? - хмыкнул Джонни, обернувшись на парадную процессию. - Если так, то я все-таки недостаточно промассировал тебе мозг.
На этом Сильверхенд решил удалиться со сцены, как всегда, без предупреждения. Или, может быть, это Ви больше не захотел его видеть. Реальность конструкта была понятием зыбким. А вот поврежденный чип и тикающий таймер совершенно точно были реальными. Как и недомогание, вызванное его присутствием - этот крайне раздражающий момент мимолетной, но всепоглощающей слабости, который необходимо было просто спокойно переждать. Ханако Арасака. Она не ведала, каким иронично успокаивающим эффектом обладала ее скорбь, выраженная в песнопении. Ви не собирался признаваться в этом Джонни - хотя тот, может быть, и сам это ощутил - но он в самом деле нервничал перед совершением последнего рывка. Сандаю Ода что-то знал. Он что-то чувствовал. Сложно ожидать чего-то меньшего от ученика Горо Такэмуры. Сложно ожидать чего-то меньшего, чем смерть в чужой войне, наступившая до начала собственной. Впрочем, это было справедливо и для Оды.
Ви оттолкнулся от поручня, последний раз взглянув на Ханако. Она - не голограмма, не богиня, не сирена. Она - живое сердце “Арасаки”. И это сердце можно поразить.
“Давай, Ви! Отключи ее!”
Толстенный кабель, который соединял нетраннера с охранными системами недостроенного комплекса, рассыпался у Ви в руке, как какая-то соломинка. Отклика на то, чтобы среагировать на полоснувший в воздухе клинок, у соло не хватило бы даже с ускорителями.
Ви тоже знал. И был готов.

Отредактировано -V- (2022-11-05 02:39:01)

+8

3

Красный. Слишком много красного. Он был повсюду – пульсирующий кровавый цвет. В осколках разбитой маски, в полосах раскалённого металла на клинках богомола. В их ранах на лице и теле, в рваных кляксах на полу и стенах.
Происходящее за окном празднество подходило к своему завершению под восторгающийся рёв толпы. Тысячи зрителей, собравшиеся в этой части города, не могли видеть как две фигуры схлестнулись в размытом танце смерти, пытаясь убить друг друга.

Смерть. Её приближение, словно холодный душ, выбило из Оды жар прежней спеси. Его заносчивость, его чванливое и снисходительное спокойствие куда-то улетучивалось, покидало тело. Пробоины в его защите сочились алой жидкостью. На краю его интерфейса плаксиво надрывалось, то увеличиваясь в размере, то уменьшаясь, оповещение о кровопотере. Давление падало, разгоняющий кровь хромированный насос из последних сил пытался насытить клетки повреждённого тела кислородом. Приложив усилия, сфокусировав взгляд, он взглянул на своего врага, уже не через экран своей маски, а собственными, цвета утреннего неба, глазами.

— Ты не тронешь её, — жадными глотками хватая воздух, процедил Ода сквозь зубы, — Я тебе не позволю!

Воин выставил Джинчу-Мару вперёд, между собой и вором, побеждавшим в этой дуэли. Вера в успех ушла, сгинула, сгорев в зареве яростной бойни. Преисполненный отчаянной решимости, Сандаю ринулся в бой. Возможно, в последний раз.

* * *

Вечер перед парадом «Аратама Мацури».

  Истлевшее на две трети благовоние наполнило жилой номер слоем плотно стелющегося серого дыма. Он был настолько густой, что его можно было бы черпать как воду. Сидевший на коврике мужчина в белом кимоно был недвижим и спокоен, лишь равномерные движения грудной клетки подсказывали, что он живое существо, пробуждающееся с рассветными надеждами и засыпающее после заката с мыслями о достигнутом за день упорного и кропотливого труда.

Сандаю Ода закрыл глаза, вслушиваясь в своё дыхание, лишь изредка концентрируясь на своём пульсе, отбивавшим неспешный ритм человека, находившегося в полном умиротворении. Его сознание, словно скульптор, лепило из глины совершенное существо. Словно он был всего лишь сосудом, только вмещавшим в себя добродетели. Достоинство не было заложено в него изначально. Его предстояло достичь, словно просветление, ждавшее паломника на вершине горы.
Прежде чем наполниться, он должен был придать себе форму и устойчивость. Лишь затем он мог наполнять себя смыслами. Вещами, без которых его жизнь была невообразима.

Безупречность тела и здравость ума. Подобно керамике, закаляемой в печи, его хрупкая плоть превращалась в надёжные стены из хрома, проводов и стали, отделявшие то, что стоило сохранить внутри, от угроз беспорядочного «внешне».
Чистота помыслов и незапятнанность чести. Каким бы он не был крепким, это не имело значения, если лишить его осознанной цели и доверия, без которого нуждающиеся не решились бы искать за его спиной безопасный приют. Если он позволит вмещать в себя нечистые воды и неподобающие желания, то в его существовании нет благородного смысла. Подобно изжившей себя вещи, ему в таком случае уготована лишь одна судьба: избавление от бесполезного существования.

Открыв глаза, он набрал полную грудь воздуха, насыщенного частицами сгоревшего бамбука, а также испарённых огнём ладана, амбры и других традиционных компонентов, необходимых для ритуальной молитвы. Его не пугала архаика совершаемых действий, противопоставленная стерильной чистоте корпоративных протоколов, холодных, оставлявших привкус железа во рту. Осевшая в лёгких пыль была скромной ценой за внутреннее блаженство свободного от тревог сознания. Он боялся, что не сможет привести мысли в порядок и спокойно уснуть после событий прошедших дней. Гибель Сабуро Арасаки, слова Такэмуры о возможной причастности его сына, Ёринобу, к гибели отца, и висящее над Одой дамокловым мечом празднество "Аратама Мацури", которое, подобно грозовой туче, было предвестником надвигающейся на них бури. Слишком многое произошло. Слишком многое происходило. Слишком многое должно было произойти. Чтобы выдержать испытание, ему нужно было собраться, вспомнить основы, сделать себя заново.

  Встав с постеленного коврика для медитаций, он поправил своё одеяние, после чего закрыл дверцы маленького переносного буцудана, в котором ещё тлела бамбуковая палочка, удобренная ароматическими смолами. Вошедший слуга унёс алтарь, ни разу за всё время, проведённое в комнате, не подняв головы. Сандаю смотрел на окно, за которым под ванильным закатным небом росли величественные высотки "Найт-Сити".
В древности, подобный предмет и сам ритуал был бы принят за святотатство, но в современных реалиях, у Оды не было выбора. Традиции надо было чтить хоть как-то, пускай применяя столь неортодоксальные способы. Полумеры, в иных обстоятельствах принимаемые за равнодушие, лучше бездействия с его плачевными последствиями.

  Завтрашнее событие не позволит ему быть благочестивым. Цвет его роли и краски, что он оставит на полотне истории, грозили ему потерей места на небесах, но его утешала мысль, что если он справится, то великие мира сего смогут реализовать свои планы и повести их в светлое будущее. Будущее, в котором таким, как он, не было места. Которого он не заслуживал, но к строительству которого был причастен.
Он посмотрел на стойку, на которой уже покоились вычищенные и обновленные чёрные доспехи. На голове безликого манекена сидел герметичный защитный шлем. Выпуклая поверхность из гладкого тёмного стекла отразила бы всё убранство номера в гротескном ансамбле кривого зеркала, если бы не устрашающая, горящая кроваво-красным пламенем личина мстительного духа, взиравшего на Оду в воинственном оскале. Темнота внутри прищуренных ненавидящих глазниц смотрела на своего хозяина и внушала тревогу, узкий рот был приоткрыт, обнажая зубы без клыков, словно выплёвывая приговор или оскорбление. Завтра он уподобится демону «Они», и любого, кто захочет причинить вред Ханако Арасака, ждёт ад "Дзигоку", в который Ода отправит злоумышленника собственноручно. Сняв одежду, он устроил своё тело на белых простынях. Его сердце, до того смягчённое, идилличное, начало тревожно стучать. Тяжелые удары, раздающиеся через одинаковые интервалы, напоминали барабаны войны.

  Утро нового дня приняло его в свои объятия, словно любимого сына. Восточное солнце, выглянув из полосы горизонта континентальной земли, не несло в себе злобы, не слепило, а лишь робко кралось в его номер, отражаясь от зеркальной поверхности других высотных зданий.
Покинув душ после долгого омовения, он обнаружил вошедшего внутрь помощника, в тёмной боевой униформе, склонившегося в почтительном поклоне и ожидавшего разрешения выпрямиться. Встретив его ответной любезностью, телохранитель позволил надеть на себя доспех. Надёжная тяжесть нагрудной плиты на его бронежилете дарила мир, широкие наплечники придавали его фигуре неустрашимость, словно он был передвижным бастионом, противостоявшим ураганному ветру. Опустившийся на его голову шлем на миг погрузил лицо Оды во тьму, только чтобы затем на миг ослепить вспышкой загорающегося дисплея, передающего реальность вокруг в более четком и качественном разрешении, чем она была в жизни. Когда с приготовлениями было закончено, его помощник, застыв на секунду в благоговении, опустился на колени и поклонился, коснувшись лбом пола, словно перед ним был аватар божества войны "Бисямона", почтившего мир смертных своим присутствием. Всего на секунду, Ода и сам ощутил себя героем из древних легенд, поверил в текущую в его жилах сверхъестественную силу.

  Дальнейший день не был столь поэтическим и вдохновляющим. Он был наполнен воем сирен, вспышками оповещений, стройным шагом легионов солдат службы безопасности и обслуживающего персонала. Мегакорпорация выпустила на волю гигантский рой своих служащих, и гудящий улей принялся приводить монструозный механизм праздника в действие.
Ханако Арасака, в ослепительном белом церемониальном одеянии, взошла на платформу и исчезла в тени классической фестивальной постройки "Микоши". Конструкция, своими размерами напоминавшая борт авианосца, ожила и вскоре поднялась вверх, чтобы почтить этот город демонстрацией величия возведённого воздушного замка.

  Ода всем сердцем хотел присоединиться к своей госпоже. Он мог лишь гадать, какие эмоции испытывала она в свете недавних событий. Ему хотелось поддержать её, утешить, принести свои глубочайшие соболезнования, в связи с гибелью её отца. Словно бесплотный дух, он мог бы стоять рядом, одним лишь своим присутствием вселяя в неё силы и тепло, которое, как ему казалось, ей было в это нелёгкое время необходимо.

  Но ему не подобало так себя вести. В светлой церемонии приветствия «кама», он был точкой тьмы, призванной защитить верховную жрицу от посягательств. Обряд имел очень символическое значение. После гибели их "Императора", "Мацури" ознаменовывал план "Арасаки" по сотворению этого мира заново. Старый мир мог воспротивиться. Ода был тем самым воином, на плечи которого возложен почтенный долг: не пустить врага, стоявшего у ворот.
Праздник шёл своим чередом, и Ода, вслушиваясь в бесконечный поток отчётов, перекличек и рапортов, всего на секунду позволил себе заскучать и поверить, что всё пройдёт мирно. Сандаю не постеснялся задействовать весь доступный ему арсенал. Оставил высокотехнологичное оборудование в арендованных квартирах, привлёк лучшие подразделения и дроны «Октант».
Плоды его кропотливого труда и бессонных ночей – все работало как часы. Пока в возведённой им крепостной стене не возникла первая трещина.

  Началось всё с того, что один из снайперов, размещённых службой безопасности в специально отобранных зданиях, перестал выходить на связь. Проплывавшие мимо Оды огромные карпы Кои, миролюбиво виляли плавниками и хвостами, пока Ода следил за камерами и пытался понять, как такое могло произойти. Напрашивался лишь один вывод: кто-то внедрился в их систему безопасности. Это был лишь первый ход в партии, целью которой было обрушить положение королевы, сделать её уязвимой, нанести ей вред. Надо было действовать немедленно.

— При подготовке допущены нарушения безопасности. Повторяю, при подготовке допущены нарушения безопасности. Ханако-сама нужно увезти отсюда!

Ответил ему синтетический голос того, кто в иерархической пирамиде стоял выше Оды, благодаря вмешательству сына погибшего "Императора".

— Ты оспариваешь приказы Ёринобу? — заданный вопрос заставил зубы Оды скрипеть от гнева и раздражения, — Делай свою работу!

Ода набрал воздуха в лёгкие. Несколько долгих секунд он молчал, удерживая себя от каких-либо поспешных слов, сказанных на почве бессильной ярости. Если бы у оскорбившего его Адама Смэшера ещё оставался язык, Ода обязательно бы в будущем его вырвал.

— Принято. Конец связи.

Монитор показывал отсутствие нитевидного пульса: стрелок "Арасаки" был жив, но по-прежнему не выходил на связь. Затем исчез второй, размещённый в технической зоне, а спустя недолгое время и третий, на одном из мостов.

После исчезновения огневого прикрытия, Ода не выдержал:

— Надо сообщить о нарушениях в системе безопасности! Её нужно эвакуировать! Немедленно!
— «Арасака» в состоянии защитить своих руководителей, — равнодушно ответил ему всё тот же синтетический железный голос.
— Что твоему боссу важнее? Репутация «Арасаки» или жизнь сестры? — не унимался Сандаю.
— Ситуация под контролем. Конец связи.

  Всё было бесполезно. В голову закралась безумная мысль, что именно за этим Ёринобу и послал своего ручного киборга надсматривать за защитой своей сестры: чтобы тот каким-то образом устранил потенциальную соперницу своего патрона. Чтобы из кандидатов на «трон» остался лишь один человек.

  Ода отбросил такие мысли. Они имели неприятное сходство с той невероятной теорией заговора, не так давно овладевшей разумом его бывшего учителя.
Внезапное озарение наполнило телохранителя ясностью видения. Всё вставало на свои места.
Слишком миролюбиво и аккуратно. И, что гораздо важнее, противник в точности знал, куда бить, чтобы ослабить их, не проливая лишней крови. Ода без труда узнал подчерк, крывшийся в плавных движениях кисти.

— Такэмура, — прошипел Сандаю, пустившись в движение.

  Встроенные в его костюм системы впрыснули в кровеносную систему целый коктейль стимуляторов, из-за чего его мышцы начинали гореть, а усиленные рефлексы превращали окружающее действие в плавный поток отдельных кадров, словно в замедленной съемке. Он не смог бы насладиться волшебным голосом его госпожи, заключившем в себя всю ту скорбную любовь, что могла подарить дочь отцу, занявшему своё место на небесах.

  Их лишили огневого преимущества. На месте Такэмуры, Сандаю теперь бы взялся за нетраннера. Дебют, начатый его учителем столь блистательно, должен был завершиться разгромным матом, поставленным его же собственным учеником. Он оказался у выкупленного недостроенного здания слишком быстро. Над склонившимся, словно в молитве, оператором сети возвышалась ненавистная тень. Нырнув в открытое витринное окно, киберниндзя проник внутрь бесшумно и резво, как ветер, только чтобы испытать разочарование, когда его алые клинки рассекли воздух в миллиметре от лица никого иного, кроме как недавно представленного Такэмурой вора и убийцы. Выдержав секундную паузу, Сандаю нашёл поэтичным тот факт, что после траура по великому Сабуро Арасака, голову убийцы вождя вручит в дар скорбящей семье именно он.

— Я ведь предупреждал, — издевательски сказал Ода, глядя Ви прямо в глаза ненавидящими пустыми глазами своей демонической маски, — Лучше бы вы покинули город.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/b3/84/39/t666474.png

+7

4

Он не оставил вторженцу времени на ответ, молниеносно ринувшись вперед. Должно быть, эффектное появление входило в программу тренировки телохранителей первых лиц “Арасаки”. И все же…
- Предупреди это!
Одновременно со словами cоло зрачок выхваченного им из-за спины пистолета-пулемета занялся яркой вспышкой, сопровождаемой характерным мелким треском выпускаемых с безумным темпом пуль. “Арасака Сигурэ”, изъятый у одного из снайперов.
И все же Оде не следовало забывать, что он в Найт-Сити.

Но, словно предвидя внезапно открывшуюся стрельбу, корпоративный ниндзя превратился в размытое пятно и на мгновение исчез с сенсоров, чтобы возникнуть в метре правее, с выставленными вперёд горящими клинками. Ещё одна вспышка, ещё одно перемещение, после которого телохранитель возник уже слева. Будто играя с Ви, он неумолимо приближался, с намерением вступить в ближний бой.

Этого соло допустить никак было нельзя. Ода исчез с сенсоров - но не из реальности. Поэтому остаток магазина разлетелся, очерчивая полукруговую зону поражения будто наотмашь, пока Ви пытался разорвать дистанцию, отступая. "Искусство войны" Сунь-Цзы подсказывало обманывать, но не обманываться - и действовать, обороняясь, пока противник демонстрирует избыток возможностей атаковать. Правда, бывший корпорат вряд ли мог помыслить, что настольная книга контрразведчика может пригодиться ему в таких условиях.
Ви нырнул, перекатившись, под один из низко подвешенных над полом контейнеров и выстрелил последним оставшимся патроном в грузовой крюк, отрезая Оду от себя. Или, если повезет, обрушив многотонную коробку прямо на преследователя.

На долгую секунду повисла тишина, не было слышно ни шаркающей поступи по пыльному складскому полу, ни гудения пылающих лезвий. Сандаю будто растворился в воздухе, в лучших традициях школы ниндзюцу, только чтобы спустя удар сердца возникнуть в метре прямо над контейнером, проделывая в воздухе акробатические кульбиты. Без хрома в икроножных мышцах обычный человек в жизни не смог бы проделать такое. Никакая гибкость не позволила бы мужчине так легко совершить посадку с такой высоты, широко расставив ноги почти в идеальном шпагате, без хромированного преимущества. Приземлившись, он воткнул один из клинков в пол, вогнав его по запястье, после чего поднял голову, словно хищный зверь, вернувший взгляд на добычу. Выпрямившись, он снова начал проделывать свои прыжки, сокращая расстояние до цели. 

Атака - вот в чем он был силен. А еще в том, как произвести первое впечатление на неопытного противника, не знакомого ни с "Арасакой", ни с ее топовым хромом. Ода был индивидуальной парадигмой военной мощи мегакорпорации, способной уместиться в пределах человеческого тела; Ви был его антиподом - но лишь по части индивидуальности, ради обретения которой ему не пришлось снова продавать душу "Арасаке". Очень хорошо, Сандаю Ода. Маска демона - твоя атакующая тактика.
А как насчет защиты?
Ви не попытался вновь метнуться в сторону, чтобы разорвать дистанцию. Он создал условность, заставив противника считать охотником себя. Пришло время заплатить за эту ошибку.
Обдающий жаром клинок ниндзя разорвал взвившийся столб пыли и вошел в корпус контейнера над самым плечом Ви, плавя металл, как какое-нибудь масло. Соло отклонился с его траектории лишь немного. Из разорванного левого рукава его куртки полностью раскрылся клинок богомола, блокируя второе атакующее лезвие Оды, а правая рука самого Ви - с молниеносно разворачивающимся другим клинком -  устремилась к подбородку ниндзя снизу вверх.

- Ксояро! – взревел японец, сделав резкий отскок назад и осознав цену своей неуместной спеси, чуть не стоившей ему жизни.
Краткого мига передышки хватило, чтобы на границе сознания можно было почувствовать раздирающий нейронные связи скрип. Словно кто-то водил тупым лезвием по стеклу. Игры закончились. Напускная самурайская честь была отброшена, стоило телохранителю понять, что бой вовсе не будет таким лёгким, как казалось изначально. Воспользовавшись взятым преимуществом, киберниндзя закружился в вихре ударов и финтов, стремясь подловить вора на ошибке и обезоружить его.

Но тот не обнаруживал бреши в своей атаке и защите. Можно было бы подумать, что в наемника вселился настоящий дух войны; Ода даже не подозревал, насколько прав он оказался бы в своем предположении. Синапсы Ви, усиленные подсаженным в них вторым сознанием, дополнительным вниманием, - работали в удвоенном режиме. Их клинч превратился в сокрушительное торнадо, на пути которого толстые листы металла были не более чем простым картоном; клинки мелькали с недоступной для человеческого восприятия быстротой, высекаемые ими раскаленные искры отрывистыми вспышками выхватывали предметы окружения; эти сполохи выступали в контрапункте с огнями рвущихся за окном фейерверков, но не могли разогнать тусклый полумрак в глубине недостроенного этажа.
Пожалуй, это был момент, продлившийся совсем недолго, когда оба противника вышли на свой реальный уровень и были максимально честны друг с другом; Ода умел обороняться, а Ви умел атаковать. Их роли постоянно менялись; Арасачий баргест наконец-то встретился с соперником, способным дать отпор.
А затем Ви вдруг почувствовал жжение под сводом черепной коробки. Его синаптический ускоритель начал перегреваться; реакция значительно замедлилась. Соло пропустил удар. Бок рассекло и опалило раскаленным лезвием, заставив Ви стремительно растратить завоеванную инициативу и едва не пропустить второй. Настало время для грязного приема.
Судорожный мыслительный импульс активировал встроенный блокиратор боли; личный демон императорской семьи, наверняка почуяв запах крови и поняв, что наступил момент для нанесения смертельного удара, начал обрушивать на Ви пылающий клинок, рассчитывая встретить и разбить сопротивление... но он его не встретил. Красное лезвие разрубило воздух в месте, где совсем недавно находился выставленный в качестве защиты, но за долю секунды вновь исчезнувший в предплечье богомол наемника. Подлая уличная крыса воспользовалась случайным преимуществом и с силой врезала основанием ладони в солнечное сплетение Сандаю, а затем, пригнувшись от прогудевшего над головой алого клинка, - основанием стопы в бедро.
Соло все же умудрился отскочить на внушительное расстояние, подцепил ногой связку искрящих напряжением толстенных кабелей, разрубленных за время схватки, и замахнулся ими, словно гигантским электрическим хлыстом.

Ода-сан мастер совместок!

+7

5

Бой затягивается в звоне клинков, пульсации бегущей по их венам энергии. Панихида затихает за окном, словно парад делает паузу, дожидаясь исхода их боя, лишь чтобы начать скорбную песнь снова: по тому, кто отдаст свою жизнь в схватке за внимание верховной жрицы. Ода чувствует усталость и никакого удовлетворения, когда вор продолжает сопротивляться. Загоняемый в угол, Ви не собирался сдаваться. Неужели он не видит своего положения? Слепота – черта многих бездарных людей, выросших в грязных улочках. Если Найт-Сити и можно было за что-то похвалить, так это за взращивание самых живучих и упорных на планете крыс. Ода пустил врагу кровь, и тот, вместо того, чтобы собраться, прибегнул к техническим уловкам. Он действительно думал, что лучший воин «Арасаки» будет столь беспечен? Останется без защиты, не наденет бронежилет? Не укрепит мышцы хромированным волокном, понадеявшись на наличие чести у своего врага?
Сандаю смотрел на своего соперника всего секунду, выигранную соло. Схватившись за провод, превратив своё окружение в оружие, он лишь подтвердил догадки убийцы в правоте сделанных выводов. Перед ним был, вопреки всему, превосходный боец. Из него бы вышел толк, пройди он настоящее обучение, укрепи он тело, восстанови он дух. Но ему не хватало воинского воображения, чтобы нанести стремительный удар в самое сердце врага. Он хватался за любую возможность, как за соломинку, лишь бы оттянуть неизбежное, вместо того, чтобы лишиться жизни в достойной схватке, как подобает воину. У Оды не было времени на воспитание нахального бандита. Такэмура был где-то рядом и угрожал самим фактом своего очевидного вмешательства в священный ритуал. Пора заканчивать этот фарс.

— Ты ещё упорствуешь? Тогда попробуем по-другому! — вынес приговор воин в демонической маске, и вместо того, чтобы броситься в бой, как того хотел бы наёмник, сделал двойное сальто назад, пряча встроенные в предплечья клинки и хватая «Юкимуру».

Ему не нужно было долго целиться: системы его шлема уже сделали свою работу, захватив цель во время их короткой «разминки». Оказавшись вне зоны досягаемости импровизированного хлыста, Ода выпустил рой самонаводящихся пуль. Десять вспышек. Не один Ви был готов опуститься до низости ради победы.
Но только он один по-настоящему сражался ради выживания. Как только Ода еще больше разорвал дистанцию, Ви будто знал, что будет дальше. Мысли наёмника были понятны: иметь при себе “умное” оружие и не пустить его в ход - решение, за которое можно поплатиться жизнью, если недооценить противника. Наверняка решение Оды даже польстило Ви: один из лучших тренированных убийц и аннигилятор даже самых незначительных угроз своей госпоже вынужден был отступить перед обычным, пусть и весьма способным вором, потому что… что? Он впечатлился тем, что в Найт-Сити тоже умеют драться?

  Нет, это было отлично спланированной атакой и лишь одним из бесконечного числа сюрпризов, которыми машину для убийства “Арасака” фаршировала с самого младенчества. Иными словами, простая ловушка всего с двумя оставленными альтернативами: атаковать Оду сейчас и умереть мгновенно, позволив себе думать, что он стал уязвимым, или отступить и… умереть на несколько мгновений позже, когда он задействует сосканированный “Кироши” модуль оптической маскировки и обрушит новую атаку с любого из возможных направлений. Бах - и нет вора. Хотя в этой ситуации Ви перефразировал бы Такэмуру: вместо выстрела последним, что он наверняка услышит, будет рассекающий толщу воздуха с гудением невидимый клинок, а затем - звук собственной катящейся по полу мятежной головы.

Ви не недооценивал Сандаю Оду. Этот кибер-ёкай - поистине самый грозный и опасный враг, который знал, что делать с загнанными в угол лисами. У Ви не было даже призрачного шанса победить его в честном поединке. Вот только знал ли Ода, что нужно делать со сражающейся за выживание ради будущего выживания дважды загнанной лисой?

Вживленные в нервную систему неоволокна мгновенно превратили Ви в исчезнувшее с места размытое пятно; вновь приведенный в действие “Сандевистан” лишь слегка замедлил летящие по изгибающейся траектории пули — но этого хватило, чтобы отработанным движением уклониться от первых из “подарков”, тут же врезавшихся в один из многочисленных массивных ящиков с оборудованием, расставленных по этажу — вместо тела Ви. Если его расчет был верен, оптика “Кироши” ему больше не поможет.

— Ты не оставляешь мне выбора! — выкрикнул Ода, декларируя начало конца этой дуэли.

Его голос отражался от стен, словно доносился сразу отовсюду. Будто воля возмущенного бога войны. Его адепт разыграл свою главную карту. И ради чего? Чтобы сопротивляться силам природы дальше? Выиграть себе пару минут? Сандаю хотел покачать головой от негодования. Сильный, но бессмысленный ход. «Арасака» всё равно победит в этом бою, как и в этой войне.

Это в глупых детских сказках отважный герой мог схлестнуться на импровизированной арене со своим врагом и выйти победителем, решив все свои проблемы. Реальность была банальной и тоскливой. Ода не был злобным чемпионом. Этот склад никакой не Колизей, а “Арасака” никакая не "Империя Зла".

Телохранитель даже удерживал себя от зеркального поступка: задействовать собственную операционную систему, скрестить клинки, посмотреть, на что способен вор, на которого Такэмура возлагал столько надежд. Их бой мог бы лечь на холст, вписаться в мелодию поэтичной войны. Долг велел поступить иначе. Первоначальная идея: разоружить противника, нанести тяжелый, но не смертельный вред, выиграть время, чтобы узнать план и местоположение своего мятежного учителя. Всё пошло прахом. Вор хотел спасти себе жизнь и отчаянным шагом лишил себя возможности хоть как-то уцелеть. В «умном оружии» отпала нужда.

  Оптическая маскировка полностью скрыла Оду от взора зрительных сенсоров. Он крался: нелепость, на фоне недавнего жаркого боя. Иронично, что большинство его врагов погибали именно так: не в лучах заслуженной славы, а с клинком, торчащим из груди, воткнутым в спину.

Сандаю подвёл его доспех. Шаги были безукоризненно тихими, но сложно не дать тяжелым наплечникам предательски издать маленький звук, сводящий скрытность на нет. Пригнись он чуть ниже – и лишился бы головы. Клинок богомола пронёсся столь стремительно, что оставил за собой серебристый воздушный веер. Ви отреагировал рефлекторно. Будь это продуманный выпад - Ода был бы уже мёртв. На нагрудной пластине осталась глубокая борозда. Опустив голову, чтобы оценить ущерб, он увидел под ногами, на сером бетонном покрытии, чёрный канат, извивавшийся, словно коварный змей.

Лучшее рождается в кооперации!

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/b3/84/39/t666474.png

+3


Вы здесь » Neutral Zone » The Hero's Journey » Jinjou ni shoubu! :: Cyberpunk 2077


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно